НЕТ СИЛ ТЕРПЕТЬ ЭТОТ БЕСПРЕДЕЛ

№ 64 от 27 октября 2000 г. Стр. 5-7.

Написал в своем дневнике заместитель коммерческого директора ВАЗа Владимир Шишков незадолго до гибели…

На днях информационное агенство «Поволжье» распространило статью о том, что зачто же все-таки 2 года назад был убит заместитель директора коммерческой службы АО «АвтоВАЗ» Владимир Шишков.

Напомним, что произошла эта трагедия в октябре 1997 года. До сих пор преступление не раскрыто, и складывается впечатление, что првоохранительные органы не слишком сильно стараются его раскрыть. Редакция нашего информагенства также вела свое расследование причин этого громкого преступления.

При этом нам удалось найти документы, свидетельствующие о том, что к убийству коллеги могли быть причастны высшие руководители АО «АвтоВАЗ», вплоть до первых лиц.

Речь идет о дневнике Владимира Шишкова. В нем Шишков лично свидетельствует о размерах и масштабах коррупции, царящей на автозаводе, о связях его руководства с преступными кланами, о многомиллиардных личных прибылях руководителей предприятия. До сегодняшнего дня о существовании дневника ходили лишь устные слухи. Есть ли он на самом деле – никто не знал. Нам удалось раздобыть его копию.

До последнего времени мы не публиковали страницы этого дневника, опасаясь помешать следствию. Однако, судя по всему, следствия сегодня уже нет. И мы считаем нужным предать гласности этот документ.

Три последние записи, сделанные в своем дневнике заместителем директора коммерческой службы АО «АвтоВАЗ». На них дневник обрывается. Написав эти строки, Владимир Шишков уехал в заграничную командировку. А на следующий день после возвращения был убит неизвестным киллером.

Мы не будем выдвигать версий и делать выводов о том, причастны ли лица, о которых писал Шишков, к его смерти. Мы лишь прокомментируем конкретные строчки из его дневника, для того, чтобы у читателя была полная ясность, о чем писал Шишков.

Вину же тех или иных лиц по закону должен определить суд. Но при этом общество должно знать, что в нем происходит, и кто им управляет. И делать выводы.

24.09.97

   Терпения беспределу нет! Вчера на правлении выступил Норов ( финансовый директор ВАЗа.- Ред) с отчетом о его и руководства завода работе в правительстве о реструктуризации долгов. Нарисовал мрачную картинку. 

   Ведущий правление Ляченков ( и.о. президента ВАЗа.- Ред.) призвал всех работать эффективно, но при этом самолично способствует разворовыванию заводских средств. Последний пример с контрактом ВИТа (ПМЛК) потряс мое воображение. Мною была подготовлена и отправлена с грифом «кофиденциально» записка и/о президента ляченкову, где была изложена суть дальнейшего сотрудничества и лоббирования интересов фирмы ВИТ (Шиянов), которая ежемесячно из-за соотношения цен приносит убыток заводу 5-6 миллиардов рублей.

    Записка была рассмотрена и отвергнута с мнением, что ВИТ поставляет самый лучший металлопрокат. Решение было принято работать на старых условиях. 

   Накануне Дыбин ( коммерческий директор ВАЗа. Ред.) задал мне вопрос.

— Что за поставки осуществляет фирма Арлан который дороже фирменного вазовского на 200 д.м. ( дойч-марок.-Ред.) Я ему сказал, что ничего об этом не знаю. После выяснения Колупаев ( второй заместитель коммерческого директора ВАЗа. Ред.) приносит Дыбиным контракт с фирмой Арлан на поставки через фирмы импортного металлопроката ( дата 28.05.97 ) в количестве 3,5 тыс. тонн. Сравнивая затраты ВАЗа получается на 3,5 млрд. рублей надо платить больше Вазу. 

   При этом К.Д. ( видимо это сокращение слов «коммерческий директор», т.е. Дыбин. Ред) сделал вид, что его подставили, а он ничего не знал. Изложенные факты происходят по причине преднамеренного влияния на контракты без мнения и анализа специалистов ( Шишкова, Колупаева) которые за 1996 год сделали буквально переворот в наведении порядка по ценам ( общая экономия затрат за  1996 год около 500 миллиардов рублей) и предусматриваю прежде всего в сговоре с фирмами для личного обогащения. 

    На всех  уровнях руководители призывают к работе с поставщиками-производителями, а сами мешают реализовать намеченные цели и фирм посредников становится все больше и больше. Работа по снижению цен перевернута с ног на голову и результата не дает. Претензии и иски через арбитраж подготавливаемые мною и четырьмя юристами продолжения не находят. 

    Так подготовлен иск на фирму ВИТ за недопоставку металлопроката с нового года исходя из условий взаимообязательств по контракту, однако К.Д. мне сказал, что подписывать ничего не будет и отправил меня к Ляченкову, чтобы я согласовал с ним. Выигрышное дело в пользу ВАЗа на сумму 20 млрд.рублей упущено для того чтобы этой претензии не было. 

    Вчера, т.е. 23.09.97, всеми завизированный контракт с Л. Брокер («ЛадаБрокер». Ред.) выгодный на 200 процентов ВАЗу К.Д. не подписал не понимая что это приведет к остановке завода. Сославшись на то, что в договоре а/м 50% должны оформляться вперед ( авансом). При этом транспортной фирме Пурпе без необходимости протащили 250 автомобилей авансом. 

   ( Главный автоперевозчик Автотранс при объемах 4-5 млрд. рублей услуг имеет долг за К.Д. 20 миллиардов рублей). То есть сговор и коррупция разгорается с каждым днем и предела нет.  

    После анализа фирмы Рикмен, где цены выше средних стали на 100-300 тыс. рублей и автомобили Рикмену идут по июню 1995 года. Дыбин ответил не хочешь со мной работать как хочешь. А по Рикмену разбирайся сам, т.е. разбирайся с бандитами Султана. Если бы я не перехватил это донесение оно бы было подписано. 

  Разговаривать с фирмой Поллад не дают ( ограничивают) а/м УТВР ( видимо сокращение слова «утверждают». Ред.) по предоплате. При этом Висторопский заявляет на управлении, что а/м по предоплате не берут. 

   25.09. 97 

   Провели переговоры с Челябинским  мет/комбинатом. Я был приглашен. Договорились на прямые связи и контракты начиная с 4 квартала 1997 года. Постепенно выводя фирмы «Александра», «Меттранс». Я полагаю процесс перехода будет сложным т.к. фирмы будут ставить препятствия.

   29.09.97

   Выставленная претензия ВИТу за недопоставки в 1 квартале Дыбиным запрещена. 

( Запись обрывается. Орфография и пунктуация автора сохранены.)

На грани фола

Итак, о чем, по нашим данным, идет речь в этом действительно сенсационном документе? Чтобы понять это, надо ненадолго обратиться к новейшей истории ВАЗа.

 

К 1995 году ситуация с коррупцией на заводе, по оценкам многих, стала катастрофической. Часть высшего и среднего руководства ВАЗа, видимо, потеряла меру в «раздербанивании» родного предприятия. Поставки на «АвтоВАЗ» обросли гигантским количеством фирм-посредников, учредителями которых являлись обычно сами же руководители завода.

По подсчетам, произведенным представителями следственного комитета МВД России, таких фирм было 57, по нашим же данным, несколько сотен. Сложилась ситуация, когда отказ от изменений в руководстве мог привести к краху самого предприятия.

А тут еще федеральные власти затребовали заплатить многомиллиардную задолженность по налогам. Плохи, в общем, были дела к 1996 году у гиганта российского автомобилестроения.

И этот факт был осознан целым рядом руководителей АВТОВАЗа. С воровскими сверхприбылями надо было кончать и вводить жажду наживы директоров в некре цивилизованное русло. А потому менеджмент завода , судя по всему, разделился на две группировки.

Первая считала, что «после нас хоть потоп» и высасывала из завода соки в неподдающихся воображению суммах.

Вторая же группа вазовских менеджеров, желая добра и хоть какого-то будущего родному заводу, начала потихоньку ограничивать аппетиты первой группировки и теснить ее от власти, впрочем, судя по всему, не забывая о собственных интересах. На место прежних поставщиков и посредников, несущих ВАЗу «громадные убытки», вторая группировка проталкивала «своих» поставщиков с более выгодными для завода ценами. Однако следует предполагать, что и в этом случае некая коммерческая заинтересованность «более честных» вазовских руководителей все же закладывалась.

Видимо, вокруг этого и разгорелись кровавые схватки, в которых оказались задействованы не только ВАЗовские директора, но и бандитские кланы. Ибо следует помнить, что в те времена редко какая «директорская» околовазовская фирма обходилась без авторитетного участия тольяттинских братков. И когда последние узнавали, что некто собирается оттеснить «их» фирму от столь выгодного и милого их бандитскому сердцу посредничества, они готовы были на многое…

Шишков и Дыбин. От любви до ненависти один шаг

  Естественно,  что «разборки» в среде вазовского директората, как всегда это и делается на нашем родном автозаводе, велись «под ковром». Ибо что те, что другие менеджеры завода были, как говорится, « не без греха».

Например, тот же Шишков, которого мы причисляем к группировке, желавшей цивилизованной работы, не был ангелом. По нашим данным, он состоял учредителем фирмы « Магтолмет», «Потенциалбанка», имел долю в «ЛадаБрокере». А это очень немалые деньги. Тот же «Магтолмет» давал Шишкову, доля которого в уставном капитале фирмы  составляла 11%, порядка 2 миллиардов рублей в год. Капали ему денежки и из «Потенциал банка», через который шли платежи ВАЗа в областной бюджет. В общем, Шишков не бедствовал.

Но и факты запредельной жажды наживы со стороны коллег ( по словам знавших его людей) его возмущали. Это же следует из его дневника. Так, как он сам пишет, его потрясли условия договора, заключенного его начальником Дыбиным и и.о. президента ВАЗа Ляченковым с фирмой ВИТ.

Поясним, что эта фирма также занималась поставками металлопроката на завод. И в число ее учредителей входил, по нашим данным, цвет заводского руководства. Но помимо извлечения прибыли через накручивание посреднических процентов эта фирма занималась и простым воровством.

То есть Дыбин и Ляченков приказывали отгружать на Вит машины за металлопрокат, а ВИТ, в свою очередь, металл отдавал не полностью. Так и набежало недогрузки за несколько месяцев на 20 миллиардов рублей. Примерно по 4 миллиарда в месяц. Остается лишь догадываться, кто от этого выиграл.

Шишков пытался предъявить фирме претензию через суд. Но Дыбин эту претензию завернул. Начался конфликт – между начальником коммерческой дирекции Дыбиным и его замом Шишковым, конфликт начальника с подчиненным.

Уже после убийства Шишкова в среде вазовского менеджмента ходили упорные слухи, что незадолго до трагедии Шишков вдрызг разругался с Дыбиным. И Дыбин якобы собирался его уволить. Но кто-то из верховного руководства завода якобы не дал этого сделать…

Три контракта с чеченами

Ни для кого ни секрет, что бандиты на ВАЗе были, есть и скорее всего долго еще будут. Но вот почему они там оказались, укрепились и взяли завод под контроль – это вопрос. Ряд вазовских руководителей утверждает, что это произошло помимо их воли и желания, что родная милиция их не защитила и они бы всей душой желали от этой нечисти избавиться, да вот никак не выходит.

По нашему мнению, это неправда. Бандиты оказались на Вазе не вопреки, а по воле вазовских директоров.

Как можно, например, по « неволе» или из страха в ущерб своему заводу в 1997 году отпускать фирме «Рикмен» автомобили по цене 1995 года, когда та вовсю поднимает  цены на свою продукцию, причем, видимо, догадываясь о том, что эта фирма контролируется чеченской ОПГ, как и фирмы посредники, поставляющие металлопрокат из-за границы, и открыто сказать своему заместителю, который завернул этот контракт, мол, разбирайся с бандитами Султана сам.

А в этот момент, ежели кто помнит, у нас с Чечней тлел незавершенный конфликт. И всего за год до этого там  тысячами гибли российские солдаты. И наши тольяттинские в том числе.

И вот ведь еще какая странность. Пишет Шишков, что грозят ему коллеги чеченскими бандитами. И продолжает в следующем абзаце, мол, мешают встретиться с руководством фирмы «Поллад». А мы знаем, что у Шишкова тогда с «Полладом» наклевывался очень даже выгодный договор, мешающий правда, двум фирмам, подконтрольным чеченской ОПГ.

Спустя месяц Шишкова убивают. А еще через некоторое время похищают директора «Поллада» Попова. И звонят потом из Чечни, и требуют за него 5 миллионов долларов выкупа.

О том, что к трагедии Шишкова так или иначе причастна чеченская ОПГ, говорит и оперативная информация о том, что незадолго до смерти Шишков всречался с лидером этой группировки Шамадом Бисултановым. О чем они разговаривали – можно предположить из строк дневника: « А по (фирме) «рикмен» разбирайся сам, т.е. разбирайся с бандитами, т.е. разбирайся с бандитами Султана».  Поясним, что вышеозначенный Султан считался лидером дружественной Шамаду чеченской группировки. Возможно, Шишков пытался решить вопрос миром, ( подробнее об этом читайте в статье «Кровь и металл» — Ред.).

Видимо, эта встреча закончилась ничем.

Шишков погиб. А буквально через месяц погиб и Шамад в автомобильной катастрофе.

 

Сначала было слово! А потом 5 выстрелов в подъезде

А теперь про страх вазовских начальников. В личной беседе с автором данной публикации один из вазовских начальников говорил «Мы тоже люди, и я, например, боюсь, когда ко мне от татар приходят ( имеется ввиду татарская преступная группировка.- Ред)), садятся напротив и угрожают». И, мол, что нам остается делать. Милиция –де нас не защищает. А мы тоже люди. Мы тоже жить хотим. Вот и приходилось де идти на уступки бандитам.

Но возникает вопрос: разве не с подачи этих же руководителей бандиты пришли на завод? Ходит много легенд о том, что в былые времена в коммерческой дирекции за контракт выгодный бандитской фирме и невыгодный ВАЗу, ответственное лицо получало взятки , измеряемое не в рублях и даже не в долларах. А в сантиметрах! Т.е высота пачки долларов измерялась сантиметровой линейкой. Мол, такой то контракт будет стоить для вас 10 сантиметров долларов, а этот – 30 сантиметров.

И, видимо, это того стоило. Ведь если покойный Шишков в своем дневнике утверждает, что ему и Колупаеву только в коммерческой дирекции ВАЗа, пресекая лоббистские интересы директоров, удалось за 1996 год сэкономить 500 миллиардов рублей, сколько же денег утекает со всего завода? И у кого они оседают? Риторические вопросы.

Так почему же тогда не отпустить фирме «Пурпе» 250 автомобилей авансом. Или не отпускать в 1997 году «Рикмену» автомобили по цене 1995 года.

При этом можно не расплачиваться с транспортным предприятием, доставляющим на завод рабочую смену, и задерживать зарплату рабочим, сокращать социальные льготы, не проводить индексацию, не платить налоги и брать у города «инвестиционные кредиты».

И даже можно, наверное, сказать при встреч с лидером одной из ОПГ: « Ох и замучил меня этот Шишков. Три ваших контракта за последний месяц обломил».

А потом у подъезда раздастся пять выстрелов. Денег никто никому не платил. Никто никого не «заказывал».

Нелепая случайность!

Алексей Сидоров, ИА «БРиА»

ЕСЛИ ТО, ЧТО НАПИСАЛ ШИШКОВ ПРАВДА, ТО ЭТО ПРАВДА ПРОШЛОГО…

Несмотря на все наши старания, нам удалось встретиться и взять комментарий лишь у  одного из руководителей АО «АВТОВАЗ».

Однако высказать свою точку зрения о ситуации , сложившейся среди заводского менеджмента, и обозначить расстановку сил в руководстве завода, а также свой взгляд на события двухлетней давности он согласился лишь на условии анонимности. Как мы уже говорили, на родном автозаводе все всегда делается «под ковром».

Остальные руководители автозавода, к которым мы обращались, хранили гордое молчание. На публикацию отреагировала лишь пресс-служба ВАЗа. Да и то как-то странно. Мол, никаких комментариев не будет, пока этим не заинтересуются правоохранительные органы. Так что приходится печатать единственный, да и то анонимный комментарий.

— Поймите, ситуация на заводе всегда была неоднозначной. Такой она остается и сегодня. И среди менеджмента никогда не было полного единства. Всегда происходила борьба – за власть, за полномочия, за деньги. Но всегда большая часть менеджмента боролась за завод. Мы все на нем начинали пахать во времена социализма, и все тогда по настоящему пахали. Да и сейчас пашем дай бог. Других среди нас  просто нет. Вы что думаете, легко удержать на плаву такую махину, когда все кругом в стране рушится?

И когда завод оставили без оборотных средств, буквально без штанов, нам надо было выходить из ситуации. Продавать автомобили. Денег не было, дилерской сети тоже. Приходилось общаться с кем угодно, лишь бы не останавливать производство. Естественно,  появились бандиты, у них были деньги, пришлось работать с ними. И я убежден, мало таких руководителей на заводе, кто бы с ними не сталкивался. Это ситуация 1992-1994 годов.

В свою очередь правоохранительные органы буквально не замечали наших проблем. Насколько мне известно, высшее вазовское руководство неоднократно обращалось в правоохранительные органы с просьбой очистить завод от бандитов. Но они долгое время оставались к этому глухи. Фактически мы были предоставлены сами себе.

Потом все постепенно стало налаживаться. Родилась дилерская сеть, наладились контакты с поставщиками, и стало понятно, что от бандитов нужно уходить. Но уже не все могли это сделать. Многие сломались на больших деньгах, и дело здесь, конечно, не в страхе, а в людях.

Это что касается бандитов, позиции которых у нас на заводе сегодня на порядок слабее, чем это было всего несколько лет назад. И, кстати, все-таки это произошло не без помощи правоохранительных органов.

Что же касается фирм, в которых участвуют директора завода, то они, наверное, есть. Но нельзя сказать, что это однозначно вредно. Конечно, когда станок, который стоит 200 тысяч долларов, покупают через посредника за миллион, это наглость, и я о таких случаях слышал.

Но в большинстве случаев такие фирмы, управляемые профессиональными менеджерами, приносят заводу существенную экономию. И, как показывает анализ, такие фирмы, как правило, поставляют на завод более качественную и более дешевую продукцию, чем если бы это делала посторонняя фирма, которая заботится только о своей выгоде. Фирма же, в которой учредитель – вазовец, думает не только о своей выгоде, но и о том, чтобы завод не остановился.

И большинство среди заводского менеджмента нормальные трезвомыслящие руководители, болеющие душой за предприятие. И если существует мнение, что в 1995-1996 годах действительно царил бардак среди поставок и среди продаж, то сегодня ситуация меняется к лучшему. Эту ситуацию удалось  переломить примерно в 1998 году, но борьба внутри менеджмента велась за это с 94-го года. С переменным успехом.

Сегодня – все. Сегодня здоровые силы уже однозначно победили. Вы посмотрите, кто в совете директоров, у кого какие полномочия. Ясно же, что новая уже команда заводом управляет.

Постепенно финансовые потоки завода передаются в руки людей не скомпрометировавших себя. Да это была долгая «подковерная» борьба, но выносить все это на всеобщее обозрение нельзя было, можно было завод потерять. Помните, наверное, все эти наезды Починка, «Циклоны» и .т.д.

Возможно,  Шишков стал жертвой этой борьбы, хотя мне трудно допустить, чтобы кто-то из моих коллег решился бы на такое. Хотя то, что он написал, — безусловно правда. Но это правда прошлого.

Сегодня команда, управляющая заводом, значительно обновилась, и деньги для нас не главный интерес. Вот это сегодня главное.

ИА «БРиА»

ПОСЛЕДНИЙ РЕЗЕРВ

6 марта 2003 года

Со дня убийства Валерия Иванова прошло 312 дней. Убийца еще не найден

От того, как будет проведена приватизация и какие средства она даст бюджету города, зависит будущее команды мэра Николая Уткина

Пожалуй, никакая другая проблема нашего города не вызывала больших споров и обсуждений, нежели проблема приватизации муниципального имущества. Тем паче что 2003 год, судя по планам муниципалитета, должен стать годом «большой распродажи». А город – в самое ближайшее время должен избавиться от большей части объектов, которые находятся в его собственности. Хорошо это или плохо? Чем это обернется для городской казны и рядовых тольяттинских налогоплательщиков? На поставленные вопросы всевозможные эксперты дают совершенно разные, зачастую противоположные ответы. Так что же несет нам «большая распродажа»?

Вынужденная распродажа

Сегодня руководители муниципалитета утверждают, что приватизация – шаг необходимый. И действительно, из-за целенаправленной политики федеральных властей поступления средств в местные бюджеты год от года сокращаются. В Тольятти эта проблема в 2003 году усугубляется еще и кризисом, поразившим экономику города. Кризис сбыта на ВАЗе и такие же трудности, возникшие у предприятий химической отрасли, сделали бюджет 2003 года дефицитным. Денег в казне нет, а энергетические тарифы неумолимо ползут вверх. Соответственно, растут и расходы на коммуналку. Кроме того, на бюджет давит и бремя социальных обязательств муниципалитета. Ведь в нашем, до недавнего времени финансово благополучном, городке доля расходов казны на социальные нужды всегда была достаточно велика.

Власти в лице мэра Уткина оказались фактически в безвыходном положении. Сократить социальные расходы мэр не может. Пойти на такой шаг – сознательно поставить крест на своей политической карьере. Это неоспоримый факт. В муниципалитете стараются не афишировать, что рейтинг городских властей сегодня пополз вниз. И прежде всего рейтинг мэра Николая Уткина. Произошло это сразу же после того, как власти выступили с инициативами ввести рублевую оплату проезда в общественном транспорте для пенсионеров и снять сорокарублевую доплату инвалидам. В общей массе бюджета деньги, сэкономленные благодаря этим новшествам, составляют сущие гроши. Но даже эти гроши городу сегодня необходимы. В связи этим муниципалитет и проталкивает подобные непопулярные решения. А противники муниципалитета этим благополучно пользуются. Та же фракция «единороссов» в городской Думе сегодня выступает против этих инициатив мэрии. Зарабатывая политические очки и вызывая раздражение мэра.

Наверняка еще больше мэра раздражает политика федералов и энергетиков. Одни забирают у местных властей налоги, а другие тут же взвинчивают цены на энергоносители. И это раздражение можно понять. Действительно, трудно, наверное, Николаю Дмитриевичу смотреть программу «Время», в которой милая ведущая рассказывает о бедных жителях города Пупска, замерзающих в своих квартирах из-за головотяпства местных властей, не нашедших средств на ремонт тепловых сетей. А потом та же девушка радует телезрителей вестью о добром правительстве, выделившем аж 8 миллионов рублей эмчеэсовцам, спасающим Пупск от окоченения. Обыватель, посмотрев подобный сюжет, с еще большим остервенением полюбит Путина и Касьянова, и вместе с мэром Пупска ругнет и Уткина, трогая теплую батарею. И обывателю «по барабану», что «недотоп» в его доме дает «Самараэнерго», которому Газпром не дал газа, ибо тот же Путин и Касьянов велели монополисту гнать газ за границу, чтобы с его выручки выплачивать внешний долг, делать валютный запас, воевать в Чечне.

И что же остается Уткину? Воевать с энергетиками? Но он трезво понимает, что тогда через год по ОРТ покажут сюжет не о карельском городишке, а о его малой родине и в роли головотяпа будет выступать он, мэр.

Сокращать расходы на социалку? Но тогда в 2004 году в Тольятти появится мэр с другой фамилией.

Вот и нашли власти один возможный выход. Продать часть городского имущества.

Чтобы купить что-нибудь нужное, нужно продать что-нибудь ненужное

     Продать его можно и даже, наверное, нужно. Это, на наш взгляд, бесспорный факт. Ибо зачем держать в доме вещь, которой ты не умеешь и можешь пользоваться. По мере накопления таких вещей дом захламляется. Наши власти имеющейся в их распоряжении собственностью пользоваться не могут и не умеют. Ни для кого ни секрет, что на сегодняшний день доходы от муниципальных предприятий в бюджете составляют сущие гроши. А между тем муниципалитету принадлежат очень лакомые кусочки собственности: рынки, магазины, кинотеатры и т.д. Приносят ли они прибыль? Муниципалитету – однозначно –нет. А вот своим директорам – да. При этом проконтролировать директоров МУПов городская власть не может. На сегодняшний день существует столько способов сокрытия прибыли, что никакая ревизия не даст возможности поймать вороватого директора МУПа за руку.

Допустим, директор муниципального магазина может брать с арендаторов плату не только по утвержденным ставкам, но и «черным налом» и пускать на свою территорию только тех, кто согласен работать на этих условиях. «Чернуха» будет идти ему  карман, а официальные деньги – на оплату коммунальных услуг и текущее обслуживание здания магазина. В результате у муниципалитета прибыль равна нулю, а директор МУПа, глядишь, обзавелся квартиркой, другой, третьей. И поверьте, почти все директора МУПов грешат подобными шалостями. На официальном языке мэрии подобное использование собственности называется неэффективным. В знаменитом произведении Ильфа и Петрова голубой воришка Альхен так же « неэффективно» использовал государственную собственность вверенного ему дома престарелых. Он ее крал.

Решить проблему эффективного использования собственности можно простым путем. Продать ее в частные руки. За максимально большую цену. Муниципалитет получит деньги, а собственность – настоящего хозяина, у которого вряд ли своруешь. И, приняв решение о приватизации и продаже муниципального имущества, власти нашли правильный выход. Вопрос только в том, как это решение будет реализовываться.

Как продавать будем?

Ведь продать имущество, особенно если  оно не твое, а государственное или муниципальное, можно по-разному. Можно сделать это посредством аукциона, а можно загнать хороший муниципальный магазинчик по « остаточной « стоимости своим знакомым и взять с них пару миллионов рублей «отката». И, на наш взгляд, для городского сообщества вопрос должен заключаться не в том, нужно или не нужно приватизировать и продавать муниципальную собственность, а в том, как это будет сделано.

На сегодняшний день руководители города утверждают, что реализация муниципальной собственности пойдет по следующему пути. Сначала наиболее привлекательные для частных инвесторов МУПы вместе со всем принадлежащим им имуществом будут приватизированы и превращены в акционерные общества. При этом муниципалитет станет владельцем 100-процентного пакета акций новых АО. Затем эти пакеты акций  будут продаваться путем открытых торгов с аукциона. И их стоимость определит рынок.

Логика в подобном подходе к процессу продажи городской собственности есть. Ибо продажа любого объекта превращается в продажу бизнеса. Например, сколько могут стоить сооружения Колхозного рынка в Центральном районе. Два облезлых, покосившихся здания времен царя Гороха да куча ржавых навесов и ларьков? В виде объектов все это стоит копейки. Однако бизнес с названием «Колхозный рынок» стоит миллионы и миллионы рублей. Соответственно, его акции должны стоить столько же. В связи с этим сумма в 250 миллионов рублей, которую рассчитывает получить в 2003 году муниципалитет от продажи собственности, кажется нам не только реальной, но и заниженной. Выручить можно гораздо больше. Только вот удастся ли.

Ведь при реализации этих планов Николаю Уткину придется столкнуться с огромными субъективными трудностями. Потому что каждый объект муниципальной собственности является муниципальным лишь отчасти. И практически в каждом муниципальном предприятии прослеживаются интересы различных финансовых группировок города. Процесс приватизации «Тольяттигортрикотажбыта» это доказывает. Ведь как ни мусолят в СМИ противостояние вокруг пресловутого Дома мод, проблема эта проста. Предыдущая городская власть посулила данный кусок собственности определенному бизнесмену. Он вложил в Дом мод деньги. И ныне этот МУП должен его структурам более пяти миллионов рублей. Естественно, он желает поучаствовать в приватизации и претендует на немалую долю собственности. И как бы депутаты ни протестовали и ни убеждали мэра воспрепятствовать приватизации данного объекта, он ничего сделать не может. Он либо должен отдать Дом мод, либо вернуть бизнесмену из бюджета пять миллионов плюс проценты за пользование чужими средствами. И можно сколько угодно кричать о «реальной» или « нереальной» стоимости данного объекта – аукциона не будет.

В сегодняшнем списке на приватизацию и продажу несколько десятков объектов: рынки, магазины, кинотеатры. Объекты не простые. За каждым стоят интересы финансовых группировок, банков, заводов. Попробуй-ка приватизировать АТП-1, которое осуществляет львиную часть вазовских перевозок и несет муниципалитету гигантские убытки. Почему убытки? Да потому, что ВАЗ расплачивается с АТП-1 векселями с длительным сроком погашения. А зарплату и налоги с АТП берут живыми деньгами. Вряд ли бы хозяин частного АТП согласился возить вазовских рабочих за векселя. Потребовал бы живые рубли, а в случае отказа не выпустил бы на линию ни одного своего автобуса. Встал бы тогда гигант автомобилестроения. Или заплатил.

А с муниципальным  предприятием Ваз не церемонится. Как не станет церемониться с мэром, задумавшим это предприятие приватизировать. И это только один пример, а их можно привести десятки.

 

Вопрос мужества и воли

Именно поэтому вопрос акционирования и продажи муниципальной собственности отнюдь не экономический, а политический. Вопрос воли и мужества. Если есть у нынешнего мэра и его команды эти качества, значит, казна выручит от продажи городской собственности сотни и сотни миллионов рублей. И город сможет вложить эти деньги в жизненно необходимые проекты. Потратить их, скажем, на реконструкцию тепловых и электрических сетей, дорог, внедрение энергосберегающих технологий.

Если же воли и мужества у мэра и его команды не хватит, то собственность по « остаточной стоимости» банально растащит местная финансовая «элита». Те гроши, которые удастся выручить будут потрачены на сиюминутные нужды, и в самом ближайшем будущем город останется у разбитого корыта. Без собственности, без денег, без власти.

Алексей Петров, ИА «АРиА»

ТУРЕЦКАЯ ПОЛИТИКА МЭРА

14 марта 2003 года, стр. 5

У горожан сложилось странное представление о собственном мэре. Его почему-то никто не воспринимает серьезно. Титов – политик, Лиманский – тоже, и Ренц, и Кожухов, и Зыков, и даже, прости господи, Гройсман – все политики. А Николай Дмитриевич Уткин – нет. Он в лучшем случае «хозяйственник», в худшем «аппаратчик». Для журналистов, искренне любящих его за деньги, — молчаливый человек дела, для противников – косноязычный прораб, утвержденный на должность Волжским автозаводом. Почему так сложилось?

На посту…

Вообще- то Николай Уткин действительно любит посещать всевозможные чинные мероприятия. Ленточку перерезать в новом детском саду или юбилей библиотеки посетить. Это у него осталось, наверное, с советских времен. Как осталось и неумение выступать публично. Кроме того, его карьеру не сопровождают скандалы и громкие разборки. Он не подавал в отставку, чтобы вернуться, не разгонял депутатов и не формировал политических партий. Пришел, набрал «команду» — и третий год на политическом Олимпе все спокойно. Настолько спокойно, на этом фоне местными «звездами» политики стали Ренц и Гринблат. Это очень ошибочное мнение, ибо все звезды зажигаются с согласия молчаливого Уткина и гаснут по его желанию. И на самом деле: жизнь нашего нынешнего муниципалитета не менее противоречива и интересна, чем жизнь предыдущего.

Ибо нет никакой единой муниципальной команды, а есть борьба чиновничьих и финансовых кланов, которая и не снилась Жилкину с товарищами. И есть в этой борьбе проигравшие и попедившие, есть даже погибшие. Заслуга мэра в том, что проигравшие и гибнущие не уходят из муниципалитета « хлопнув дверью», а главное – не выносят из него кипы компрометирующих документов. Они гибнут на посту с сохранением внешнего антуража и заработной платы. Примеров можно привести много.

А чего тут администрировать-то?

Ни один доморощенный политолог не заметил, например, тихой «ликвидации» Якова Радюшина. Вроде бы как сидел человек заместителем у Уткин,  так и сидит, как возглавлял аппарат, так и возглавляет. А на самом деле что? Если год назад в подчинении у Якова Николаевича были и юридическое управление, и комитет по имуществу, и был Яков Николаевич «большим политиком». Собирал всех председателей ТОСов, дабы объявить о разгоне их организаций, и опаздывал так, что бедные тосовцы проголодаться успевали, дожидаясь «батюшку» в стенах мэрии. Тому наш журналист был свидетелем. Мало того, рассказывают, что одного «генерала» тольяттинской промышленности, который помогал  Якову Николаевичу делать карьеру в бизнесе и знал времена, когда заместитель мэра самолично красил стены всвоем первом офисе в подвале на улице Матросова, чиновник банально «послал». То есть не нашел время его принять, находясь на рабочем месте.

Не по-человечески это. Не благодарно. Надо разогнать ТОСы – так разгони ты их чинно и мирно. Не гневи бабушек, и без того рубля лишаемых. Не понравилось это Николаю Дмитриевичу, а еще больше не понравилось ему, что Яков Николаевич некоторые бумажки стал сам подписывать, без «монаршьего» соизволения давая кое- кому волю и землю. И сегодня Яков Николаевич реально отвечает за метлы и дверные ручки, а также за наличие всякого писчего инструмента у замечательных мэрских дам.  Комитет по имуществу стал департаментом, со своим начальством, да и юридическое управление лишилось бдительной опеки вице-мэра. Что лишний раз подчеркивает бренность земной славы и власти.

Или строить?

Или,  например, история нашего городского землеустроительства и всяческого землепользования. Ясно, что любой избирающийся и желающий быть избранным в нашем провинциальном городке должен получить благословение ВАЗа. И даже если он избирается без этой благодати, то все равно потом старается ее заслужить ( вспомните пример Сергея Федоровича Жилкина). И ясно, что получивший благословение берет на себя взаимные обязательства. И выражаются они вовсе не в том, чтобы «помочь ВАЗу», как любят говорить доморощенные политики. Помните известную фразу из не менее известного кинофильма: «Кто ж его посадит? Он же памятник». И поэтому можно «создавать автомобильное лобби», а можно давать « инвестиционный кредит» — заводу это « по барабану». Обязательства всегда в этих случаях носят моральный,  Ане матеотальный характер.

Просто у каждого вазовского руководителя есть хобби. И порой оно становится хобби для всех тольяттинцев ( хоккей, гандбол, туризм). А иногда так и остается увлечением одного-двух человек ( ладья на крыше, технический музей, православная гимназия, храмостроение).

Это неважно. Просто местному политику надо трезво понимать, что его могут попросить о поддержке этого увлечения. И это « предложение, от которого нельзя отказаться».

Так вот, привступлении в должность мэру Уткину предложили навести порядок в строительстве и землепользовании. И делать это должен был Аркадий Петрович Эстрин. Хотя и говорят недоброжелатели о том, что Эстрин создал монополию – это ересь. Есть ВАЗ, который обеспечивает Автозаводский район водой, теплом, светом и собирает стоки. И безразлично ВАЗу, есть в городе департамент по строительству или его вовсе нет. Все равно в Автозаводском районе будет строить только тот, кому позволит это делать АО «АВТОВАЗ». А те, кому, по мнению автозавода, нельзя этого делать, не получат подключения к сетям. И Эстрин тут не причем.

Просто Эстрина попросили навести порядок. И, как нам кажется, сделал это не Уткин, а вазовские «генералы». Их ведь тоже не устраивает вакханалия, которая творится сегодня в  городе. У многих из них здесь дети, внуки, друзья, проще говоря, их окружение. И отнюдь не все из него живут в коттеджах. Один достаточно влиятельный вазовский руководитель рассказывл автору о том, как его знакомый проснулся в своей квартире от чудовищного грохота. И, выглянув в окно, понял, что его то у него как раз больше нет. Потому что в трех метрах от окна ( дело было на втором этаже) человек нерусской национальности командовал авральным строительством сооружения непонятного назначения. Руководители завода не летают на работу на самолетах. И зачастую, переживая о своем удобстве и комфорте, переживают о комфорте других. Например, дорогу в село Малая Рязань проложил один из вице-президентов завода. Может, на свои личные деньги, может, на областные, а может, кого-нибудь попросил. Но сотни простых дачников благодарят Бога за то, что вице-президенту понравилась данная местность. Иначе бы они еще 50 лет ходили туда пешком, неся на руках автомобили.

И, как нам кажется, Эстрин стал наводить порядок в городе. Но земля под строительство – это огромный финансовый ресурс. А Эстрин действовал упорно и прямолинейно. На этой –то почве и призошло некоторое недоразумение. Уволить Эстрина, мягко выражаясь, неблагоразумно. Терять ресурс – обидно. Вот поэтому-то война вице-мэра с управлением архитектуры и выглядела несколько безнадежной. Ибо, как нам показалось, воевал он с ней не в образе вице-мэра, а в образе энтузиаста-одиночки. Много таких в городе, безуспешно ходящих из кабинета в кабинет и доказывающих, что вот из квартиры их незаконно выселили или огород отобрали.

А недавнее назначение Натальи Немых начальником вновь появившегося городского земельного комитета сделало власть Аркадия Петровича виртуальной.

И в этом опять-таки отражается характер мэра. Имеет он политическую волю? Однозначно-да. Ибо не мог он не знать, что деятельность Натальи Немых и ее заместителя на предыдущем посту начальника носит несколько неоднозначный характер. Нельзя землю сначала  давать, а потом отбирать. За это в нашем городе прутами железными бьют. Насмерть. Вот и побили бывшего заместителя Немых.

Говорят, по поводу причин этого преступления наш мэр и его первый зам уже подверглись допросу со стороны соответствующих органов. В качестве свидетелей. Но Немых мэр во власть вернул – не побоялся. Между прочим, женщины гораздо меньше ценят лощеных дамских угодников, нежели мужиков типа « сказал-сделал».

 

Сказал – сделал

И, наконец, последнее. Уткин очень не любит давать обещания лично. Но если дает – выполняет. Мы здесь не обсуждаем, идут ли эти обещания на пользу городу или во вред ему. Но в том, что при дефиците бюджета более чем в 400 миллионов «Фиа-банк» получит 10 миллионов под свою программу ипотеки, можно не сомневаться. Как, например, никто не сомневался в том, что дорога через Зеленую зону будет отремонтирована без конкурса и за большие деньги. И будет приватизирован Тольяттигортрикотажбыт. Несмотря на яростные протесты Гринблата. Скорее, предприятие депутата будет проверено каким-нибудь органом.

И Николай Уткин до тех пор не поссорится с Николаем Ренцем, пока Ренц этого не захочет. Несмотря на все усилия недоброжелателей в мэрии, которые даже пословицу придумали, что «все непопулярные решения принимаются в кабинете Ренца, а озвучиваются мэром», и Николай Ренц, и Николай Уткин вели себя по отношению друг к другу чрезвычайно корректно. Правда, о секвестре бюджета пришлось депутатам рассказывать опять-таки Николаю Дмитриевичу. Горькая у него планида.

А в общем-то, Николай Уткин сегодня дает пример нового политического поведения. Так называемый «турецкий образец». Ибо турецкие султаны принимали два вида решений о казни. Первый – публичный: башку с плеч, в мешок зашить и в Босфор, на кол посадить – короче, масса вариантов.

Второй вариант – это когда казнь неугодного могла повлечь невыгодные политические или экономические последствия. В этом случае султан осыпал милостями приговоренного. Но рано или поздно последний выпивал кофе и умирал. Кофе был с бриллиантовой пылью…

Алексей Петров, ИА «АРиА»  

МЭРУ ПОКАЗАЛИ ЖЕЛТУЮ КАРТОЧКУ

23 АВГУСТА 2003 ГОДА

Мэру города Тольятти Николаю Уткину Самарским региональным отделением партии «Единая Россия» вынесено строгое предупреждение за действия, несовместимые со статусом сторонника партии. Судя по всему, это первый сигнал о том, что политическая карьера Уткина подходит к концу. 

Надо сказать, что вступление Николая Дмитриевича в число сторонников партии было отнюдь не безоблачным. Мэр попросился в «Единую Россию» под давлением обстоятельств. Несколько месяцев назад фракция «единороссов», объединившись со сторонниками мэра Самары Лиманского, произвела в Самарской губернской думе переворот, отстранив от всех важных постов депутатов, симпатизирующих губернатору Константину Титову. В числе пострадавших оказались тольяттинские депутаты Анатолий Степанов и Виталий Гройсман. Оба они лишились постов председателей думских комиссий. Над Николаем Уткиным, совмещающим пост мэра с постом председателя бюджетной комиссии губдумы, также нависла угроза оказаться в числе «рядовых» народных избранников.

В результате тольяттинский городской голова скрепя сердце подал заявление с просьбой зачислить его в число сторонников «Единой России». Причем подал его не в тольяттинскую партийную организацию, а в региональную. Дело в том, что с лидером местной организации Владимиром Кожуховым отношения у мэра не сложились. О причинах взаимной неприязни догадаться несложно.

Владимир Кожухов в последние два года не скрывает своих политических амбиций. Он не раз заявлял, что следующий выборный год должен закончиться воцарением «единороссов» на местном политическом Олимпе. Уткину эта перспектива не нравится, ибо на  должности мэра Владимир Кожухов видит отнюдь не его. Скорее,  самого себя или близкого себе человека. Хотя открыто об этом пока не заявлено. Кожухов был единственным членом политсовета партии, не поддержавшим принятие Уткина в число сторонников. Как ни странно, на наш взгляд, решение Уткина сыграло местным «единороссам» и их лидеру на руку.

***

Дело в том, что, вступив в число сторонников партии, мэр навредил и себе лично, и «имиджу» муниципалитета, о котором он столь рьяно заботится.

Себе лично мэр навредил, предприняв « действия, направленные на увеличение ставок оплаты жилья», как сказано в решении политсовета «Единой России». Не дождавшись конца судебных разбирательств и не сориентировавшись в политической ситуации, Уткин открыто заявил, что коммунальные платежи необходимо повысить. Между тем даже самый неопытный политик мог бы догадаться, что в преддверии выборов в Госдуму федеральные власти не допустят повышения цен. Что и произошло.Суд опротестовал решение Региональной энергетической комиссии о повышении тарифов. Уткин не только противопоставил себя «партии власти», ратовавшей за «замораживание» цен на оплату жилья, он противопоставил себя жителям города, которые от повышения цен тоже в восторг не пришли. Кожухов заработал политические очки, Уткин потерял.

***

Второй политический промах Уткина – невнятная бюджетная политика. Мэр получил бразды правления городом в очень благоприятный период. Профицит бюджета в 2001 году составил более миллиарда рублей. Эти незапланированные доходы можно было использовать для реализации двух-трех общегородских программ. Причем потратить деньги надо было «политически эффективно», чтобы результаты трат заметили все жители города. Например, отремонтировать большую часть дорог, заняться капитальным ремонтом жилого фонда, борьбой с преступностью и т.д. Однако вместо этого деньги были брошены на минутные нужды, на «затыкание» дыр. Миллиард «раздербанили» по клочкам: 100 миллионов — на автобусы, 70 – на хоккей, 50 – на дороги, 10 на поддержку малого бизнеса, 5 на милиционеров, и так далее и тому подобное. В результате и малому бизнесу не помогли, и дороги разбиты, а преступность как была высокой, так и осталась. Хоккей, правда, в прошлом сезоне порадовал, но общее ощущение, что профицит улетел « в трубу», осталось у всех.

А «Единая Россия», разработавшая в 2001 году целевую программу борьбы с преступностью, но не добившаяся финансирования проекта, использует эту ситуацию в свою пользу.

***

Но самая главная беда нашего мэра – нерешительность и стремление уйти от разрешения кризисной ситуации.

Проблема теплоснабжения поселка Поволжского « решается» третий год подряд. В результате жители периодически сидят без тепла, а отношения с руководством корпорации «Тольяттиазот» все хуже и хуже.

АВТОВАЗ предлагает мэрии совместно профинансировать строительство очистных сооружений для Автозаводского района, ибо имеющиеся уже не справляются с объемом стоков. Ни ответа ни привета. Результат – авария на перегруженных вазовских очистных, недовольство жителей.

Подавляющее большинство земельных скандалов связано с тем, что мэрия сначала «скрытно» выдает фирме разрешение на уплотнение жилой застройки. А затем, когда жители и депутаты начинают «бузить», дает задний ход. Гигантские взятки за выделение земли под строительство уже стали притчей во языцех, не проходит и недели без митинга протеста жителей против начала строительства того или иного объекта, а генерального плана застройки все нет. И в этом году он вряд ли появится.

Количество « бесхозных» коммунальных» сетей, по словам специалистов ПОКХ, достигло 25 процентов от общего числа коммуникаций и продолжает расти. Но никто этой проблемой не занимается.

Программа приватизации породила гигантский скандал. Объекты, стоящие по несколько десятков миллионов рублей, приватизируются за гроши. Почему? Может, ими хотели расплатиться с близкими коммерсантами за услуги, оказанные в период выборной компании, а после возникновения скандала отложили вопрос в долгий ящик? Бюджетный дефицит этого года планировалось отчасти покрыть благодаря доходам от приватизации. Но из запланированных 150 миллионов рублей к августу не получено и трети. Распределение муниципального заказа на конкурсной основе превратилось в «распихивание» подрядов своим фирмам методом ценовых котировок. Всем сестрам по серьгам, лишь бы никого не обидеть. В результате недовольны все. Основного подрядчика нет, но есть куча обиженных фирм, получивших « утешительный приз». Работать таким образом – все равно что проводить конкурс красоты, выбирая разом несколько десятков «Мисс Вселенная».

Этот список проблем можно перечислять долго. Они общеизвестны. Решения по ним не принимаются. Недовольство копится в массах, и в бизнес-элите.

***

Для того, чтобы это понять, достаточно взглянуть на список местного отделения « Единой России». Две трети коммерсантов, вступивших в партию за последнее время, на прошлых выборах поддерживали Уткина. Сегодня они в рядах его оппонентов. И не потому, что они поддерживают Кожухова. Просто нынешний мэр их не устраивает. Причем команды единомышленников, о которой Николай Дмитриевич любит говорить в многочисленных интервью, больше нет.

Заместитель мэра по строительству Аркадий Эстрин ушел в отставку из-за того, что его лишили большинства полномочий и заволокитили принятие генерального плана застройки города.

Заместитель мэра Николай Орехов, судя по всему, активно готовится к существованию вне стен мэрии. Создает на базе ЖКХ управляющие компании – независимые от муниципалитета структуры, которые могут послужить неплохим запасным аэродромом после окончания муниципальной карьеры.

Первый заместитель Уткина Николай Ренц, сохраняя внешнюю корректность в отношениях, ведет свою политику. Смешно, но член политсовета «Единой России « Ренц не явился на собрание местного отделения партии, посвященное исключению из ее рядов Уткина. Предпочел посмотреть хоккей. В результате против исключения Уткина проголосовал лишь один человек – директор Тольяттистройзаказчика Гусев.

Согласно партийной формулировке мэр Уткин «ведет деятельность, прямо противоречащую установкам и решениям как региональных, так и местных органов партии». А раз Ренца из партии не исключают, значит, с его стороны подобной деятельности не ведется. Отсюда логичный вывод: Ренц и Уткин ведут разную деятельность. Каждый, так сказать, свою.

Выходит, команда нашего мэра – это Яков Радюшин да Надежда Хитун. Что ж, с такой «командой» вряд ли удастся горы свернуть за оставшиеся до выборов десять месяцев. Иак что, судя по всему, строгое предупреждение президиума регионального политсовета «Единой России» — первый звонок о том, что политическая карьера Николая Уткина подходит к концу.

Алексей Сидоров, ИА «АРиА»

Решение президиума политсовета Самарского регионального отделения ВП «Единая Россия» 19.08.2003 г. 

Президиум политсовета Самарского регионального отделения партии «Единая Россия» рассмотрел вопрос, поставленный тольяттинским местным отделением партии, о лишении Уткина Н.Д. статуса сторонника партии «Единая Россия».

В процессе рассмотрения были заслушаны выводы комиссии, специально созданной по этому вопросу, а также тщательно изучены все обстоятельства дела.

Президиум пришел к выводу, что Уткин Н.Д., имея статус сторонника партии, не соблюдает партийную дисциплину и обязанности сторонника партии, ведет деятельность, прямо противоречащую программным установкам и решениям как региональных, так и местных органов партии, допускает в СМИ негативные высказывания, подрывающие авторитет «Единой России».

Уткин Н.Д. предпринял действия, направленные на увеличение ставок по оплате жилья и коммунальных услуг, идущие вразрез с решениями Тольяттинского местного отделения партии «Единая Россия» и Тольяттинской городской Думы, что вызвало всеобщий протест населения г. Тольятти.

Подобная деятельность сторонника партии Уткина Н.Д. вызывает непонимание и осуждение как членов партии « Единая Россия», так и всего населения города в целом.

Целиком и полностью разделяя принципиальную позицию тольяттинского местного отделения партии, президиум политсовета регионального отделения партии «Единая Россия» заявляет о недопустимости подобных действий сторонника партии Уткина Н.Д. и выносит ему строгое предупреждение.

Но ввиду того, что в данном случае вопрос о лишении статуса сторонника партии согласно Положению «О сторонниках Всероссийской партии» «Единая Россия» от 31.01.02 г.  Является исключительно кометенцией исполнительного комитета, президиум поручает вынесение окончательного решения в отношении сторонника партии «Единая Россия» Уткина Н.Д. в соответствии с положением и процедурой принятия решений Самарскому региональному исполнительному комитету партии «Единая Россия».