ПРИШЛИ ЗА МАХЛАЕМ

Евгения САВЕЛЬЕВА,

Римма МИХАРЕВА,

Елена ХАРЧЕНКО

 

Под силовым прикрытием тольяттинского ОМОНа следственная группа МВД России приступила к обыску и выемке документов из кабинетов первых руководителей корпорации “Тольяттиазот”.

После того как 26 августа представители департамента экономической безопасности МВД нанесли недружественный визит в офис корпорации “Тольяттиазот” и в оффилированные с ним структуры, в частности, РСТ-банк, фирмы-регистраторы “Реор” и ВУРСИБ, и произвели там выемку не только документов, но и оргтехники со всей базой данных, Владимир Махлай наверняка догадывался, что этим дело не закончится. Информация о реестре кредиторов дает пищу для любознательного ума. За отдельными фамилиями стоят фирмы, которые захотят проверить на предмет их взаимоотношений с корпорацией Владимира Махлая.

Не прошло и двух недель, как та же следственная группа прибыла на промплощадку ТоАЗа. Оперативное сопровождение московским следователям обеспечивал тольяттинский ОМОН. Именно люди в камуфляже лихо перемахнули через трехметровый забор и открыли двери проходной. Во время чего крепко досталось начальнику тоазовской охраны, которого, говорят, били по ногам (в прошлый раз женщине-охраннице заламывали руки).

Наша репортерская группа прибыла на ТоАЗ, когда следственная бригада битый час предпринимала безрезультатные попытки попасть в здание заводоуправления. Железные решетки на дверях были закрыты на крепкие замки, а вокруг собралось несколько десятков рабочих. Это заводчане, узнав, что какие-то неизвестные люди пытаются проникнуть на завод, решили не допустить захвата. Молодые рабочие нам рассказали, что были посланы своими мастерами.

Расталкивать толпу локтями никто не стал. Мужчины в штатском ретировались, а вслед им понеслось “Ура!”. Однако уходить совсем чужаки не собирались, решив подождать, когда к ним выйдет официальный представитель руководства Тольяттиазота. Бывшего с ними чуть ли не с первой минуты заместителя по кадрам и соцполитике Сергея Корушева, видимо, в расчет не брали. Однако Махлая к моменту захвата на заводе уже не было и других его заместителей, видимо, тоже. Корушеву пришлось брать на себя роль переговорщика. К этому времени ему на подмогу подъехали адвокаты. И уже с их участием начался переговорный процесс. Там-то, как позже заявил Корушев, московские следователи предъявили постановление на обыск. Замдиректора смутило, что постановление подписано одним только майором следственного комитета МВД России Сергеем Шаминым, а печати, подтверждающей эту подпись, не было. Корушева заверили, что бумага правильная. Эту мысль Сергей Иванович должен был донести до народа, дабы тот не препятствовал милиции. Однако заводчане уходить не собирались. Они отказывались пропускать следователей в кабинеты руководства до тех пор, пока те не объяснят, с чем связан этот визит, и не предъявят документов, подтверждающих их полномочия.

К этому времени на “передовую” были выдвинуты начальник тольяттинского ОМОНа Иван Куклев и начальник милиции общественной безопасности Михаил Егоров. Члены следственной группы заявили им о необходимости задействовать силовое подкрепление для прохода в административный корпус. Однако и Куклев, и Егоров стали убеждать стороны решить вопрос миром. Бросать бойцов ОМОНа, не раз выполнявших боевые задачи в Чечне, на разгон рабочих им явно не хотелось. Кроме долга, у офицера есть и честь.

После очередной беседы Корушев еще раз заявил, что не может препятствовать обыску, иначе к нему будут применены санкции.

Но из толпы продолжали раздаваться выкрики: “Не пустим! Уходите! Что вы делаете на режимном предприятии? Вы хотите, чтобы пришли другие хозяева, а мы потеряли работу?”

Прошло два часа, а следственная группа так и топталась на первом этаже заводоуправления. Куклев вынужден был подчиниться москвичам, настаивающим на силовом прикрытии, и послать за подкреплением.

Буквально через несколько минут от одной проходной к другой стали подтягиваться бойцы ОМОНа. В группе, направляющейся к входу в здание, было около 37 человек, но мы обратили внимание, что они были безоружными. Впрочем, зная физическую подготовку омоновцев, легко догадаться, что им и так не составит большого труда оттеснить толпу.

Позже было озвучено, что это подкрепление было вызвано в большей степени для оказания морального воздействия на руководство. Если это так, прием достиг своей цели.

С верхних этажей заводоуправления перемещение силовиков были хорошо видны, и это обстоятельство, скорее всего, и заставило руководство ТоАЗа уступить требованиям представителей МВД.

Рабочим было сказано пропустить следователей в административный корпус, и они беспрепятственно поднялись в приемную управляющего Тольяттиазотом Александра Макарова, кто-то отправился в кабинет Владимира Махлая, который находится в конце коридора на том же этаже. В скором времени в приемную принесли два ксерокса, чтобы следователи могли сделать копии необходимых им документов. Отдавать первые экземпляры на ТоАЗе не собирались.

Следователи вели себя крайне осторожно, стараясь не разглашать информацию об уголовном деле, в рамках которого проводится обыск. Старший группы Сергей Шамин даже отказался называть статью, по которой оно было возбуждено. Однако из неофициальных источников нам все же удалось узнать, что уголовное дело появилось на свет буквально за три дня до августовской проверки. Корпорацию “Тольяттиазот” и ее первое лицо подозревают в неуплате части налогов на прибыль в 2002 году. Якобы ТоАЗ уходил от выплаты налоговых отчислений, пользуясь услугами подставных фирм. И следователи надеялись найти во время обыска печати, штампы, бланки таких фирм или любые другие документы, подтверждающие отношение к ним ТоАЗа.

Мы уехали с завода в 16.00. К этому времени ОМОН взял приемную под охрану. Работников завода не пропускали на территорию предприятия.

8.09.  2005 год