Редакторы

ВАЛЕРИЙ ИВАНОВ родился 5 ноября 1969 года в городе Сухуме, Абхазия. Его мама Лариса Степановна была учительницей, отец Евгений Александрович — преподавателем музыки. В начале 1970-х годов семья Валерия переехала в Тольятти. Здесь он окончил школу и устроился на свое первое место работы — слесарем-ремонтником на Волжский автомобильный завод.
В 1987 году Валерий поступил в Куйбышевский государственный университет на отделение романо-германской филологии, впоследствии перевелся на филологический факультет педагогического института. Во время учебы он содержал семью, подрабатывая в разное время грузчиком, сторожем, дворником, чернорабочим и садовником.
Вот что он сам рассказывал о своем намерении стать журналистом: «Сразу после того как я перестал мечтать стать клоуном Олегом Поповым, космонавтом и летчиком-испытателем, мне захотелось стать писателем. Или, на худой конец, журналистом».
Удачный случай воплотить детскую мечту в жизнь подвернулся Валерию только лет через четырнадцать — он стал штатным обозревателем газеты «Все и всё». В то время большинство своих статей он подписывал псевдонимом Гамлет Оганесьянц. За время работы во «Все и всё» в свет вышли статьи о размахе междоусобной войны преступных кланов, тематический цикл статей о коррупции в верхних эшелонах областной милиции и другие.
Позже Валерий работал в тольяттинской газете «Миллион», где также создал ряд разоблачительных материалов в продолжение темы организованной преступности. Иванов сотрудничал и с другими СМИ (с газетами «Презент», «Комсомольская правда», «Самарское обозрение»).
В 1996 году Валерий Иванов основал независимую газету «Тольяттинское обозрение» («ТО»). Валерий объяснял причины создания своего печатного органа тем, что острые журналистские расследования ни одному из действующих изданий были тогда не нужны — слишком много из-за них головной боли. «У нас возникло твердое намерение создать свою газету. Газету, главной целью которой был бы не сбор рекламы и не пропаганда взглядов властей и финансовых магнатов, а нормальное и объективное исследование любых событий, происходящих в городе. Без стыдливого замалчивания острых фактов», — так Иванов обозначал концепцию «Тольяттинского обозрения». Очень скоро газета стала востребованной и чрезвычайно популярной.
В 1999 году Валерий Иванов основал движение в защиту прав тольяттинских налогоплательщиков «Четвертая власть», так как считал, что, имея в руках такой мощный инструмент воздействия, как «ТО», важно не только критиковать, но и представлять людям конструктивные предложения и добиваться их воплощения.
«Четвертая власть — это не власть ТВ, прессы, а в ее истинном значении — власть общественного мнения, власть рядовых тольяттинцев. Я убежден, что любая газета может называть себя влиятельной, если представляет реальное мнение рядовых горожан. Основные цели и задачи движения «Четвертая власть» — это создание подконтрольности, прозрачности власти», — отмечал Иванов.
В 2000 году Валерий Иванов был избран депутатом Тольяттинской городской думы III созыва, где возглавил комиссию по местному самоуправлению и продолжил отстаивать интересы рядовых тольяттинцев.
29 апреля 2002 года Иванов был убит в собственном автомобиле «Нива» у подъезда его дома. Похоронен на Баныкинском кладбище. У него остались жена и дочка.
Валерий был харизматичным, талантливым, позитивным, увлеченным человеком, обладавшим мощной энергетикой. Профессионализм, требовательность к себе, ответственность за дело, которым занимался, заставляли его проявлять высокую социальную активность.
«Тольяттинское обозрение» за время своего существования вырастило целую плеяду журналистов, которые работают сегодня в различных СМИ нашего города и по всей стране.
Громкое заказное убийство вызвало резонанс не только в России, но и во всем мире, однако раскрыто так и не было.
В сентябре 2002 года Валерию Иванову присуждена Премия Артема Боровика (посмертно). В городе Арлингтоне (штат Вирджиния, США) находится Международный мемориал журналистов, погибших во время исполнения профессионального долга. Там есть имена Валерия Иванова и его друга и соратника по газете Алексея Сидорова, погибшего годом позже.
В 2007 году Валерию Евгеньевичу Иванову присвоено звание «Почетный гражданин города Тольятти».
В 2013 году на доме по бульвару Гая, 21, где жил Валерий с семьей, установлена мемориальная доска. В школе № 72 (г. Тольятти, ул. Автостроителей, 92) созданы выставка и экскурсионный маршрут «Жизнь-подвиг» о Валерии Иванове.

АЛЕКСЕЙ СИДОРОВ родился 29 декабря 1971 года в Тольятти.
В 1989 году он оканчивает  39-ую школу Комсомольского района, и поступает на исторический факультет Куйбышевского педагогического института. Здесь, еще во времена студенчества, он знакомится с Валерием Ивановым.  В  1994 году Алексей, не окончив институт, устраивается работать журналистом в газету «Все и Все», затем переходит в издание «Будни». В то время он публикуется под псевдонимами Эфим Петров и Алексей Петров. Под этими же псевдонимами впоследствии опубликован ряд расследований «Тольяттинского обозрения»  В 1996 году Алексей возвращается в Тольятти, где некоторое время ищет работу, попутно  печатаясь в городских газетах «Презент», «Миллион».  В том  же году в Тольятти Алексей случайно встречает Валерия  Иванова, и  с восторгом относится к идее Валеры создать принципиально новую, независимую тольяттинскую  газету.  Так, 11 ноября 1996 года в городе выходит первый номер «Тольяттинского обозрения»,  Алексей работает в ней журналистом и заместителем редактора вплоть до 29 апреля 2002 года, до того рокового дня, когда был убит Валера. Алексей становится вторым главным редактором газеты.  9 октября 2003 года  Алексей Сидоров  также  жестоко убит  у подъезда своего дома. Спустя несколько дней по подозрению в убийстве арестован сварщик предприятия «Куйбышевазот» Евгений Майнингер. Правоохранительные органы  пытаются представить общественности убийство Алексея  как бытовое. В результате изнурительного судебного процесса длиною в год, во многом  благодаря усилиям коллег, родственников и общественности, Майнингер был оправдан судом. Убийцы Валерия Иванова и Алексея Сидорова до сих пор не найдены.
Формально  биография  человека, не дожившего и до тридцатидвухлетия  , может уложиться в один абзац.  Но такая биография не ответит на главный вопрос: каким он был? Из какой мозаики складывались его личность, характер, и, в конце концов, судьба? Каким был Алеша?
Алеша был талантлив. Его расследования  отличались глубиной, смелостью, скрупулезностью, остроумием.
Алеша был артистичным  рассказчиком, открытым и заинтересованным слушателем,  однако во время работы становился замкнутым  до полной отрешенности.
Любил книги,  и обладал способностью читать несколько книг одновременно, а читая, мог расхохотаться в голос, восхищенный каким-нибудь  замысловатым поворотом сюжета, диалогом. Его любимыми писателями были Салтыков-Щедрин,  Домбровский,  Шаламов.
Он обладал исключительной памятью при столь же уникальной бытовой рассеянности. От природы он был чрезвычайно застенчив и добр,  но в решающие моменты становился бескомпромиссным, даже жестким. Он был щедр на похвалу, но одновременно  и требователен:  как по отношению  к своим расследованиям, так и к расследованиям коллег.
О  чем бы ни заходил разговор —  будь то знаменитый исторический казус, или же о скромное  происшествие из собственной жизни, — он мог  начать спор до хрипоты, сочинение увлекательных подробностей.
Сцепка этих черт, часто противоречивых,  кажется такой поразительной для одного человека. При этом одна  ключевая черта лежала в основе его натуры. Он обладал редким даром любить людей.
Любознательность в отношении человеческой природы и людских мотивов привели его в журналистику. Его интерес к истории был обусловлен в сущности тем же. Но для молодых и талантливых людей девяностые были временем  создания истории, а не ее исследования, и тем более —  трактовок. Поэтому выбранная Алешей специальность в итоге и трансформировалась в профессию журналиста.
Да,  он любил людей.  Каждый  сотрудник, который  приходил в газету, и каждый человек, который приходил в его жизнь, всегда был хорошим, талантливым, умным, неординарным,  многообещающим. Алеша искренне восхищался людьми. Для человека с развитым критическим, аналитическим мышлением, столь необходимым для качественной журналистской работы,  этот дар может становиться неподъемной ношей. Но именно любовь и доброта позволяют  отчетливо  видеть все  «отрицательные мутации», укоренившиеся в  человеческой природе: алчность, несправедливость, насилие, непрофессионализм.
Кому-то это покажется странным, но именно благодаря необыкновенной всеобъемлющей  Валериной доброте и Алешиной безусловной любви  к друзьям и коллегам, «Тольяттинское обозрение»  долгие годы оставалось  честным, открытым,  многогранным и интересным изданием, которое ценили и с нетерпением ждали горожане,  боялись  власти.  Над газетой работали молодые, яркие, талантливые, люди, и работали на пределе возможностей.  Поэтому газета стала настоящим чудом, семьей, с  неповторимой атмосферой единства, защищенности. В этой семье, несмотря на противоречия, каждый имел право голоса, каждый был важен и незаменим. Хочется верить, что это ощущение, пусть  расколотое, живо в памяти у каждого из сотрудников «ТО» того времени.
Формально  биография человека может уместиться в один абзац. Но если он был вашим сыном, братом,  другом, любимым  человеком, редактором, — его жизнь не прекращается, пока жива ваша память.  Если он был жестоко и безнаказанно убит – его смерть не прекращается тоже. Эта смерть становится  той точкой, в которую отбрасывает всегда, она остается станцией беды и вины, здесь застревает  состав собственной жизни, и никогда не перестаешь задавать себе вопросы  о безнаказанности, ее последствиях для себя лично, для города, общества.
Но если вернуться к ответу на вопрос читателя из «Прямой линии»: не страшно ли ему, Алексею Сидорову, и коллективу газеты работать после гибели Валеры…
«Страх – не то, чувство, которое должно преобладать над разумом»
С годами перестаешь видеть просто ответ на вопрос, очевидный, поверхностный смысл фразы утрачивается, ускользает, и  ясно видишь за этими словами самого Алешу —  с глубокими живыми карими глазами, размашистыми жестами,  сильного и  талантливого, преданного другу, профессии, идеалам. И вместе с тем  хрупкого, ранимого,  беззащитного перед лавиной этих захлестывающих чувств:  дружбы, долга, любви. Да, они все возобладали над разумом.  Все, кроме страха. Кроме страха. Пусть эти чувства продлятся в каждом из тех,  кто помнит его.
Таким был Алеша.