Федералы хотят отнять у наших стариков пенсии

Противостояние между Москвой и нашей областью продолжается. Инициатива «Четвертой власти» имеет захватывающее развитие

В прошлых номерах газеты мы писали о том, что сегодня губернатор Титов испытывает жесткое давление со стороны федеральных властей. Москва требует, чтобы Титов отменил свое постановление о перерасчете пенсий в Самарской области согласно закону, а не рекомендациям правительства.

Подписание Титовым постановления о перерасчете пенсий воспринимается далеко не однозначно даже среди тольяттинцев. Из уст пенсионеров, которым губернаторская прибавка не была начислена в связи с тем, что у них в свое время была невысокая зарплата (а таких около 40%), звучат многочисленные упреки. В том числе и в популизме накануне предстоящих выборов. И с этим доводом трудно не согласиться, поскольку закон вступил в действие в феврале 98-го, но только по прошествии полутора лет он получил такую громкую огласку и стал камнем преткновения между властями и населением.

Совпадения, конечно же, не случайны. Политическая конъюнктура имеет место, но не только со стороны исполнительной власти. Общественность, поднявшаяся на защиту пенсионеров, вполне отчетливо сознавала, что диктовать власти свою волю она может только сейчас – в ходе предвыборной кампании, поскольку в этот момент политики наиболее зависимы от своего электората.

***

Все началось, если вспомнить, с отдельных выступлений общественных движений и ветеранских организаций по поводу неточного исполнения органами социальной защиты 113-го закона, из-за чего пенсии рассчитывались по заниженному коэффициенту.

Первая реакция местных властей была резко отрицательной. На все запросы и обращения ответ был один: собесы начисляют пенсии в соответствии с рекомендациями, утвержденными вышестоящим органом – Министерством труда.

— Не спрашивайте с нас, спрашивайте с них, — переводили стрелки в сторону правительства клерки из отдела по начислению пенсий.

А Минтруд, в свою очередь, стал ссылаться на двоякое толкование одной из статей закона да на некие договоренности правительства с законодателями на прочие эфимерные вещи, которые, как говориться, к делу не подошьешь. Из чего следовало, что денег на полное начисление пенсий у правительства нет. И в своих письмах, разосланных органам соцзащиты на местах, министерство настоятельно рекомендовало и впредь придерживаться установленного порядка начисления пенсий.

Рядовые клерки брали под козырек, не утруждая себя чтением законов. Разве могло мнение каких-то пенсионеров повлиять на их предрасположенность подчиняться присланной сверху инструкции. Они и областное руководство соответствующим образом проинформировали, а предполагать, что Титову до тонкостей известен механизм начислений пенсий с учетом ИКП, было бы просто наивно, слишком много у губернатора других проблем. Чиновничья же упёртость сослужила и ему плохую службу.

***

Противостояние между пенсионерами и властями продолжало нарастать, приобретая ярко выраженные формы протеста – от митингов на площадях до пикетирования мэрии и обладминистрации.

Желаемый резонанс в городском сообществе пенсионная проблема получила с подачи «Четвертой власти», которая, тщательно изучив закон, четко сформулировала в чем именно он нарушается, и поддержала пенсионеров массированной пропагандисткой атакой через газету «Тольяттинское обозрение». Острота проблемы вывела этот вопрос на первое место, тем более, что речь шла не о двух-трех рублях, недоначисленных некоторым пенсионерам, а о массовых нарушениях закона. Когда десятки тысяч вышедших на пенсию тольяттинцев недополучали примерно треть своей пенсии – по 100 и более рублей.

В этой накаленной обстановке органы исполнительной власти больше не могли делать вид, что такой проблемы не существует. Тем более, что на сторону пенсионеров перешли и местные законодатели.

***

Наибольшую активность развил Николай Ренц, возглавляющий в Самарской губернской думе комитет по здравоохранению, образованию и социальной политике. Он на официальном уровне заявил о своей поддержке программы действий, которую наметила «Четвертая власть». Два ее представителя – Ренц и Иванов (главный редактор «ТО») – были приглашены на разговор в Самару, где на уровне главных специалистов в области финансов и социальной политики обсуждалась пенсионная проблематика.

В чем-то это совещание стало отправной точкой для дальнейшего развития событий. Руководство области, представленное вице-губернатором Арониным, подошло к проблеме непредвзято, заявив о желании рассмотреть возможность в оригинале, а не по министерской партитуре. А у представителей общественности появилась возможность заявить о том, что глас народа услышан местной властью.

Однако с официальными заверениями о поддержке пенсионеров обладминистрация не спешила. Почти полтора месяца она взвешивала  все «за» и «против», и фактор выборов играл не последнюю роль. Все прекрасно понимали, если действовать в соответствии с буквой закона и поднять пенсии, то рейтинг Титова среди жителей губернии будет самым высоким.

Но в этом случае существует реальная опасность, что самарский губернатор может нарваться на крупный скандал уже с представителями кремлевской власти, негативные последствия которого могли бы сказаться не только на личности Титова. В опале могла оказаться целая область, представляющая собой хозяйствующий субъект, против которой можно применить различные карательные санкции.

Пока власти размышляли, пенсионеры не сидели сложа руки, а пошли добиваться правды в суды. В исковых требованиях были заявлены сразу три позиции – начисление пенсии с учетом установленного законом коэффициента 0,7, выплаты всей недоначисленной суммы с момента введения закона – февраля 1998 года, начисления индексации. Расчеты показали, что государство должно будет пенсионеру кругленькую сумму – 3-4 тысячи рублей.

Неуступчивость пенсионеров с одной стороны и настойчивости ряда тольяттинских политиков с другой, возможно, и подвигли обладминистрацию к тому, чтобы ввести в действие 113 закон на территории одной только Самарской области. Возможно, что на такое решение губернатора повлияло также его нежелание и далее являть собой буферную подушку между общественным негодованием и московскими правителями. Ибо принимало решение о недоплате пенсионерам Министерством труда, а весь народный гнев обрушился на городские и областные администрации.

Ожидания оправдались, внутреннее напряжение было снято, зато возникло напряжение внешнее.

***

Сначала оно никак не проявлялось. В московских коридорах наступила некоторая растерянность, ведь до Титова никто и никогда не позволял себе такое самовольство. Сколько бы в последнее время не говорили о самостоятельности и разграничении полномочий, территории четко придерживались правительственных указаний.

Высокопоставленным чиновникам потребовалось время, чтобы определить свое отношение к титовской инициативе, однако пауза затянулась.

Почти месяц ушел на то, чтобы осмыслить, какую «бомбу» заложил под правительство Константин Алексеевич. Такая замедленная реакция отчасти была связана с разноголосицей мнений, выносившихся из различных кабинетов. Преобладающих было два.

Одно- достаточно лояльное, продиктованное в большей степени политической ситуацией в стране накануне выборов. Поддержав пенсионеров, Титов , представляющий «Союз правых сил» — движение явно симпатизирующее нынешней власти – будет отбирать голоса у коммунистов. Предвыборные лозунги левых ведь рассчитаны исключительно на социально незащищенные слои населения, обиженные новоявленными демократами.  Либеральные представили правительства  пытались убедить своих оппонентов, что своим решительным поступком Титов дал понять – политикам демократического толка не чужды социальные приоритеты. И на примеры хотя бы одной Самарской области показал, что у нынешней власти не такой уж звериный оскал.   Да и в экономическом плане титовское решение не вызывает особых вопросов – область честно зарабатывает деньги, хорошо собирает налоги, имеет резервы в Пенсионном фонде. Ну и пусть себе пенсии пересчитывает.

Зато Министерство труда и Пенсионный фонд заняли прямо противоположную позицию, категорически заявляя, что не позволят Титову повысить пенсии. У этой стороны тоже нашелся мощный контрдовод. Примеру Самарской области другие территории , которые тоже станут требовать исполнение закона в полном объеме. А денег-то в Пенсионном фонде на всех не хватит! И в результате области, которые выплачивают пенсии за счет дотаций фонда, не смогут получать деньги в необходимом объеме и своевременно рассчитываться  со своими пенсионерами.

Надо иметь в виду и неизживаемые чиновничьи амбиции, когда наемный работник налогоплательщиков, призванный решать их проблемы, начинает мнить себя пупом земли и самодержавным вершителем судеб этого…как его…народа.  И как это ни грустно сознавать, но зачастую эти амбиции являются одной из главных причин в выборе того или иного государственного решения. Да и вообще, как смеет какой-то там губернатор отменять распоряжение самого министра труда?!

В кулуарах Дома правительства рассказывают, что Сергей Калашников не единожды употреблял крепкие словечки и довольно обидные выражения в адрес Константина Титова, что решение самарского губернатора сильно задело министра труда, который во время доклада даже сорвался на своего подчиненного и в течение всего рабочего дня был не похож сам на себя.

***

Однако постепенно оторопь федеральных властей прошла. Официальные лица из кабинета министров заговорили об инициативе Титова без витиеватостей, а рассудительный тон сменился резкими публичными выпадами. Сначала Валентина Матвиенко, курирующая в правительстве социальные вопросы, а затем и председатель правления ПФР Михаил Зурабов заявили, что не намерены поддерживать позицию Самары.

Но их гневные отповеди имели обратный эффект. Московские чиновники старались убедить: «Титов отказывается исполнять закон, начисляя пенсии по завышенному коэффициенту», а девяносто девяти проценту россиян стало совершенно ясно, что прав в данном случае именно Титов и его просто хотят поставить на место. Сами того не желая, они сделали своеобразную рекламу нашему губернатору.

Случилось то, чего так боялись московские власти, — информация разошлась по стране, и регионы центра России, и ее окраины выступили в поддержку законодательных инициатив Титова и Самарской губернской думы.

***

Правительство почувствовало, что ему наступили на хвост, и довольно сильно забеспокоилось по этому поводу.  Под большим вопросом оказался бюджет Пенсионного фонда, наполнение которого идет со скрипом. Для того, чтобы погасить все долги по пенсиям, фонду была открыта льготная кредитная линия в Сбербанке – всего под 30% годовых.  В сентябре, слава Богу, задолженность ликвидировали, и что же опять все сначала? Только по расчетам Самары,  для расчета пенсий в полном объеме на территории одной области , доходную и расходную части бюджета предстояло увеличить на 13,4 миллиона рублей.  С учетом других территорий эта цифра может вырасти значительно.  Чтобы покрыть дополнительные расходы, нужны деньги, а со сбором налогов государство не справляется, оно не в состоянии заставить налоговые органы на местах работать с перевыполнением, повсюду недоимки.

Коль удовлетворить заявленные Самарой требования нельзя, надо сделать так, как будто их не было. Но задвинуть Титова с его инициативой оказалось не так-то просто.

***

Весь ход событий показал, что Титов не зря проявил медлительность в принятии решения по пересчету пенсий. А на попытки его поторопить огрызался, причем, публично – в присутствии бойких журналистов и на глазах большой телевизионной аудитории.

Как опытный политик, он прекрасно понимал на что замахивается и какие последствия в случае неуспеха могут свалиться на его губернаторскую голову.  Кроме экономических выкладок и юридических обоснований, которые зависели от компетенции  заместителей и главных специалистов обладминистрации, Титову нужна была и поддержка идеологическая, которую, судя по всему, ему оказали соратники по блоку из «Союза правых сил» во главе с Сергеем Кириенко, Борисом Немцовым и Ириной Хакамадой, которые, несмотря на оставленные ими высокие посты, продолжают оставаться действующими политиками, чьи мнения имеют существенный вес для обитателей кремлевских кабинетов.

Говорят, что консультировался Титов и с представителями силовых структур на местах, которые, находясь в федеральном подчинении, могли быть использованы московским правителями для искоренения вольнодумства на местах.

Роль своеобразной подпорки для Титова сыграли иски пенсионеров, которые буквально завалили суды своими требованиями исполнить закон.  Кроме того, суды первой инстанции , принимая положительные решения в пользу пенсионеров, подтверждали законность коэффициента 0,7 вместо 0,525.

****

Свою роль сыграла и Самарская губернская дума, которая, действуя согласовано с исполнительной властью, обратилась с рядом законодательных инициатив в обе палаты Федерального собрания.

На особую поддержку регионов Титов, скорее всего, не рассчитывал, поскольку полагал , что некоторые из них обязательно обвинят Самару в желании натянуть одеяло на себя в ущерб другим. Для таких у самарского губернатора ответ есть всегда: «Собирайте местных налогов столько, сколько мы, заставьте предпринимателей  работать на территорию, а не только в собственный карман.

Похоже, Титова больше бы устроило, если бы его инициатива не получила широкого распространения. Тогда все можно было представить как социальный эксперимент на отдельно взятой территории – и никаких конфронтаций с правительством.  Однако случилось по-другому.

****

Итак, после полуторамесячного обдумывания Титов свой ход сделал. У федералов на обдумывание своих времени было меньше. Министерские  чиновники, отслеживая ситуацию в Самаре, докладывали своему руководству, что перерасчет пенсий идет полным ходом, а 65 миллионов рублей, которые бы могли пойти в общую копилку Пенсионного фонда, остались в области.

Все это вызывало у правительства такой скрежет зубов, что ни в чем не повинные жители окрестных домов вынуждены были закрывать уши ватой. Однако предпринять решительную атаку на Самарскую область федеральные чиновники побаивались. И для начала решили провести разведку. В Самару заслали гонца – зампреда правления Пенсионного фонда Куртина.

Он приехал выяснить обстановку и передать требования своего руководства о том, чтобы в Самарской области перестали дурить и уменьшили пенсии. Гонец побыл в Самаре недолго. Представители обладминистрации вежливо , но жестко заявили о намерении продолжать перерасчет пенсий. А Куртин был вынужден признать, что самарцы продумали свои действия на несколько ходов вперед.

Итак , первая вылазка правительства в Самарскую области закончилась безрезультатно.

***

Когда в правительстве поняли, что голыми руками Титова не возьмешьи увещеваниям больших дядь  и теть он не внемлет, в Москве решили напустить на него силовые структуры. В бой была послана карманная генеральная прокуратура , в которой сплошь люди назначаемые, потому совершенно зависимые от правительства и президента. И для них, как нам кажется, весьма подходит народная пословица про закон и дышло.  Тем более, когда речь идет о споре каких-то там самарских пенсионеров и правительства.

Из Генеральной в Самарскую прокуратуру пошел запрос. Требовали объяснить: почему не отменили постановление губернатора.

Облпрокуратура, которая от Москвы находится далеко,   а от самарского «белого дома» — через квартал, ответила, что не усматривает в действиях губернатора никаких нарушений.

И тогда Генеральная прокуратура направляет протес напрямую Константину Титову, обязывая его отменить ранее принятое постановление о перерасчете пенсий.

Но губернатор непреклонен, а в Москву направляется ответ, в котором еще раз излагается официальная точка зрения обладминистрации на применение 113-ФЗ.

На Титова пытаются давить и из кремлевских кабинетов. Наши источники в обладминистрации рассказывают, что во время одного из совещаний губернатора не один раз приглашали на прямой провод к Ельцину. Со дня на день перекладывался вызов к вице-премьеру по соцвопросам Матвиенко (однако в связи с аварией, в которую она попала, встреча в ближайшее время не состоится).

****

Но в арсенале правительства кроме увещевания имеется и более тяжелая артиллерия. В частности, финансовые санкции.  Даже экономически крепкий регион можно сильно подсадить, если задержать перечисление бюджетных средств, притормозить выделение кредитов, в принудительном порядке изъять долги федерального бюджета.

Состоятельность Самарской области во многом зависит от Министерства финансов, которое может профинансировать «оборонку» и на 100 и 20 процентов. Не захотят поддерживать на плаву космонавтику, а без работы и средств к существованию окажутся тысячи квалифицированных специалистовСамары и области.

Объектом шантажа может стать АВТОВАЗ, который с дозволения того же правительства погашает долги рассрочку. Но рассвирепевшее министры могут отозвать согласование и объявить предприятие банкротом. И тогда пойдет ко дну на только автозавод. И социальные программы, которыми так любят щеголять наша территория, и стабильность в выплате зарплаты бюджетникам, и поддержка села  — все может затормозиться в один миг. Слишком уж зависим областной бюджет от больших денег автогиганта.

Да и кроме него при желании можно поприжать и другие тольяттинские предприятия,  если ввести для них ограничения на экспортные поставки.

Еще одной экономической удавкой может стать газовая труба, если сверху поступят ЦУ об ограничении поставок газа на нужды Самарской области.

Не исключено, что федеральные органы попытаются призвать к ответственности если не самого губернатора (он-то лицо избранное населением), то его «пособников» — руководителя регионального отделения Пенсионного фонда – Александра Роккеля и начальника главного управления социальной защиты области Галину Светкину. Они ведь только на одну половину подчиненные Титова, а на другую – подчиненные ПФР и Минтруда, а потому их без особо напряга могут отстранить от должности. Зато в освободившиеся кресла наверняка посадят людей послушных, которые станут рьяно исполнять указания своих московских начальников.

Титову уже пригрозили, что могут ввести прямое правление отделением Пенсионного фонда и уже не одна лишняя копеечка не задержится на территории без согласия федерального фонда.  А без денег и преданных людей идти супротив власти, что против ветра…

Не исключено, что Титова могут прижать и с помощью «грязных технологий» — выкопают какой-нибудь компромат из личной жизни. А если такого не найдется, так состряпают. Примеров такого рода можно привести немало. Вплоть до возбуждения дутых уголовных дел, в чем так здорово намострячились за последние годы правоохранительные органы (при том, что работа по реальным преступлениям дается им хуже и хуже).

***

Что может противопоставить федералам Титов?

При всей уязвимости территории, ее зависимости от бюджетных денежных потоков позиция самарского губернатора не настолько слаба, как это может показаться на первый взгляд.

То, что Тиов был избран на должность, а не назначен сверху, обеспечивает ему некоторую неприкосновенность от посягательств чиновников. Губернаторских полномочий, которые подкреплены и депутатскими в высшей палате Федерального собрания, вполне достаточно , чтобы отстоять правое дело.

Аргументация Титова, когда он говорит, что как представитель исполнительной власти руководствуется исключительно принципами соблюдения законности, является безупречной. Да и в своих действиях он достаточно последователем. Если генеральная прокуратура подаст на губернатора в суд, Титов готов подать встречный иск. И независимо от того, в какой роли ему предстоит выступать – истца и ответчика, он с юридической точки зрения находится в наиболее выигрышной ситуации. При этом на судебные тяжбы наверняка уйдет масса времени, а что важно – время работает на нас!

По большому счету , Титову осталось продержаться всего пару месяцев. С приходом нового календарного года наступит и новый финансовый, и новый политический год. С 1 января и страна, и Пенсионный фонд будут жить по новому бюджету, а значит, все претензии по средства 1999 года будут сведены к нулю.

Наступление нового политического года определяется выборами президента страны. И хотя официально предвыборная гонка стартует весной, ее раскрутка начнется буквально с первых дней января. Тут уж чиновникам будет недосуг заниматься Титовым. Все внимание будет сосредоточено на кандидатах , каждый из которых будет норовить привести с собой преданных соратников. Выживаемость чиновников обусловлена их умением удержаться в обойме, и решением этой задачи они будут заниматься в первую  очередь.

При этом не стоит забывать, что лично министры возиться со сбором компромата на губернскую власть не будут, а поручат это, как положено, ответственным чиновникам, силовикам. И вот тут-то их , скорее всего, ждет разочарование. Ибо кто-кто, а чиновники прекрасно понимают, что вскоре к власти в Кремле и правительстве придут новые люди. А вот Титов, в руках которого сегодня сосредоточена немалая власть, скорее всего, в своем кресле усидит.

Так что силовые структуры, находящиеся в прямом подчинении Центра, все больше прислушиваются к мнению тех же губернаторов.  Так что, думается нам, чиновники, исполняя распоряжение федерального центра, будут создавать массу шума и со зверскими лицами наносить удары по воздуху. С тем, чтобы продемонстрировать Москве свою послушность, но не дай Бог поссориться с губернатором.

Еще одним спасательным кругом для Титова может стать и поддержка властей. Законодательные собрания Костромы, Краснодарского края, Волгоградской области, Хакасии, Башкортостана, Калмыкии, Свердловской области поддержали законодательные инициативы самарской области. Так что, возможно, пенсионная тема станет тем самым объединяющим началом, которая сплотит провинцию против обнаглевших в своей вседозволенности столичных правителей. А это уж не шутки…

И наконец на стороне Титова самый главный в преддверии выборов союзник – общественное мнение. Наезды федералов вызвали в народе сомнения: а вдруг запретят новые пенсии? И как всякого попавшего в опалу власти по неизбывной российской привычке кинулись защищать и самарского губернатора. Тем более, что эта опала была вызвана его «заступничеством за простой люд». Такого ни жители Самарской губернии, ни вообще россияне не видели давно (а кое-кто и вообще не видел никогда).

Так что попытки завалить Титова неизбежно натолкнутся на негодование тысяч людей, обнищавших по вине государства, которое только и делало на протяжении последних десяти лет, что обманывало и обворовывало их. Власти могут недооценивать силу стариков, но им следует иметь в виду. То 500 тысяч пенсионеров Самарской области вряд ли позволят отобрать у них те деньги, которые им начислены по закону и по губернаторскому постановлению. И что тогда – стариковский бунт? Стариковский бунт, который наверняка поддержат и дети, и внуки.

Уже сейчас о своей решимости защитить пенсионерские завоевания, губернатора и закон выступила губернская Дума в полном составе. Областные профсоюзы, насчитывающие 900 тысяч членов, заявили о готовности принять адекватные меры, если правительство не оставит нашу губернию в покое. О жестком намерении принмать участие в организации любых законных массовых акций протеста заявляет и движение в защиту прав тольяттинских налогоплательщиков «Четвертая власть». Одна за другой авторитетные общественные организации (в том числе и прокоммунистические)  объявляют о том, что не будут оставаться в стороне и намерены наконец вступиться за губернатора и показать федеральным властям, что народ вовсе не бессловесное быдло, как принято считать в последнее время.

Так что с журналисткой точки зрения было бы интересно посмотреть , чем бы закончилось противостояние правительства и области, посмей первое отменить пенсионную прибавку. Хотя с точки зрения жителей губернии, лучше бы правительство вовремя осознало, что ввязывается , и пошло на попятную , и необходимость в народном бунте  вовсе бы и не возникла.

P.S. Пока писалась эта статья, в редакцию поступили свежие сведения относительно продолжающегося противостояния губернии с федеральными властями. По нашим оперативным данным, федеральное правительство поставило перед губернатором ультиматум, в котором требует немедленно го возврата пенсий на прежний уровень.  В противном случае звучат угрозы в трехдневный срок снять с поста представителя президента по Самарской области Бородулина и облпрокурора Ефремова. На их место, естественно, будут назначены  для весьма определенных целей люди мало симпатизирующие губернатору. И тогда у Титова, наверное, возникнет немало новых неприятностей.

В тоже время, как нам стало известно, попытки Титова объясниться с федералами наталкиваются на некую стену молчания с их стороны. В связи с чем сегодня (в день выхода газеты) губернатор якобы намерен вылететь в Москву для личных переговоров с первыми лицами государства.

Накануне на встрече с жителя Безенчукского района Титов заявил. Что надеется на мирное разрешения этого конфликта. Однако, если здравый смысл в правительстве не возобладает, он не намерен менять свое решение. Тем более, что уверен в его законности. И будет стоять до конца.

Римма Михарева, Гамлет Оганесьянц

Маргарита Лоза: Отобрать пенсии будет еще труднее

Лидер общественного движения избирателей «За социальную справедливость» Маргарита Лоза заявила о готовности к проведению акций протеста на тот случай. Если федеральные власти вознамерятся отменить губернаторское постановление.

— Трудно было добиться, чтобы пенсии начислялись в точном соответствии с законом. Многие пенсионеры не верили, что мы сумеем этого добиться. Но отобрать деньги у стариков будет еще труднее.

Мы обсуждали сложившуюся ситуацию и договорились, что обратимся к тольяттинцам с призывом организовать пикеты на дорогах федерального значения. Будем защищать не только Титова, но прежде всего стариков, у которых наконец-то появился хоть какой-то шанс свести концы с концами. Да и то, честно говоря, не у всех. Необходимо добиваться, чтобы пенсии были не ниже прожиточного уровня.

Геннадий Макаров: мы намерены защищать Титова

Сопредседатель Народно-патриотического союза (НПСР)  Геннадий Макаров был более сдержан, заявив, что их общественное движение находится под бдительным оком соответствующих органов.

— Вместе с тем, — сказал Геннадий Николаевич, — мы следим за тем, как развиваются события в связи с реализацией губернаторского постановления. И намерены защищать Титова как законопослушного представителя исполнительной власти.  При этом мы намерены действовать только в рамках закона и только законными методами. Призывать людей к тому, чтобы они перекрывали федеральные магистрали, мы не намерены. Это может спровоцировать чрезвычайную ситуацию, которая может иметь далеко идущие последствия. Нельзя забывать, что в стране уже идет война, я имею в виду Северный Кавказ. Надеемся, что сумеем привлечь на свою сторону и депутатов Государственной Думы из фракции КПРФ и сочувствующих им «аграриев» и представителей фракции «Народовластие».

Виталий Зыков: Мы будем выводить людей на улицу

Сопредседатель движение «Четвертая власть» также выразил точку зрения своих коллег:

— Я считаю, что поступок губернатора Титова, неиспугавшегося пойти на конфронтацию с федеральной властью в интересах тысяч пенсионеров, — это поступок настоящего мужчины. Мы не можем позволить, чтобы люли старшего поколения доживали свою жизнь в полной нищете. Титов не нарушал закон, наоборот, он проявил себя как поборник права. В отличие от московской власти, которая считает возможным нарушать принятые ею законы. Такую власть нужно менять!

«Четвертая власть» готова к тому, чтобы отстаивать с таким трудом завоеванные прибавки к пенсиям. В случае, если федеральные власти будут настаивать на своем, мы будем организовывать массовые акции протеста и выводить людей на улицы.

«БРиА»

«Тольяттинское обозрение» № 65 (99), 24 ноября 1999 г.